• artcultivator

ИСКУССТВО ПО ДРУЖБЕ

Искусство бесценно, поэтому не может стоить дешево. Этот базовый принцип арт-торговли уже три года опровергают на аукционе «Картины по дружеским ценам» в социальной сети Facebook. Artcultivator расспросил основателя проекта Егора Баева о миссии, планах, а также о том, не жалко ли ему художников.

Егор Баев, основатель аукциона "Картины по дружеским ценам"

Artcultivator: Аукционы искусства – нередкое явление в Facebook. Одни появляются, другие исчезают. Но, пожалуй, только ваша группа, возникшая в 2016 году, стала успешной. Сейчас в ней более 50 тысяч участников, и каждый день продается по 30-60 лотов. Чем объясните свою популярность?


Егор Баев: Надо сразу сказать: мы не были первыми. Наш идейный вдохновитель - Инесса Рахманова и ее аукцион «Ника», где продавались работы замечательных художников. Некоторые авторы по разным причинам не проходили отбор и начинали искать другие возможности. В итоге получилось, что большинство первых художников нашей группы – это те, кто не смог попасть на «Нику». Мне, кстати, искренне жаль, что эти аукционы сейчас не проводятся, все-таки они задавали высокий профессиональный уровень. Этого сейчас не хватает в группах продажи картин на Facebook.

Наша площадка стала такой эффективной и популярной потому, что создавалась не для того, чтобы зарабатывать деньги. С самого начала она позиционировалась как возможность для художников рекламировать свое творчество. Взамен мы просили всего лишь назначить «дружескую цену» на картину с перспективой роста в результате торгов.


© Ангелина Иванова

A: Почему ваш успех не могут повторить другие fb-аукционы?

ЕБ: Действительно, множество групп пытаются скопировать наш формат. Но вместо того, чтобы придумать что-то свое, найти какие-то удачные ходы или «фишки», они просто копируют наши правила, пытаются переманивать участников, рассылают спам. На что они рассчитывают, занимаясь воровством интеллектуальной собственности и чужих идей, я не знаю. Ведь рынок искусства очень чувствителен к соблюдению авторских прав, к открытости, честности и доверию. В результате, большинство групп, пытающихся подражать нам, привлекает не самых честных авторов. Нам часто рассказывают о неудачном опыте: когда вместо картины продавец присылает принт, или картина оказывается копией работы другого художника. Мы же очень внимательно относимся к авторам, с которыми работаем, проверяем новых участников. Конечно, насколько это возможно в свободном интернете и социальной сети. Бывает, и у нас случаются нештатные ситуации. Но мы ввели «Программу защиты покупателей», в рамках которой покрываем расходы покупателя в случае неполучения купленной картины.


А: По нашим прикидкам, годовой оборот в вашей группе - почти $600 тыс. Это вполне сравнимо с некоторыми доступными данными, хоть как-то характеризующими наш арт-рынок: например, это почти половина объема продаж ярмарки Cosmoscow в 2018 (€ 1,3 млн.) или 10% от прошлогодних продаж русского искусства на внутренних аукционах ($6,6 млн., ARTinvestment). Как думаете, ваш проект хоть как-то влияет на российский арт-рынок?

ЕБ: Задача «добиться максимальных заработков» перед нами никогда не стояла. Нам просто нравится приносить пользу художникам, радовать покупателей. Аукционы, как и вся наша жизнь, вещь непостоянная – сегодня хорошие продажи, завтра, может быть, ничего не купят. Поэтому влияние нашего проекта на рынок вторично, если от этого есть польза – хорошо. Но наша философия - в популяризации искусства. «Дружеские цены» на картины позволяют сделать первую покупку тому, кто раньше был далек от искусства. А художники, которые даже не думали, что их работы могут быть кому-то интересны, неожиданно для себя находят свою аудиторию. Все это происходит за счет доступности и живого общения в социальной сети и устранения главного препятствия: когда художник не знает, какую цену назвать (хочется подороже), а покупатель стесняется свою цену предложить (боится обидеть автора слишком низкой ценой).

Наш проект – инструмент коммуникации с потенциальными покупателями. Смысл не в том, чтобы продать подороже, а в том, что на нашей площадке художник получает прямой контакт с огромной целевой аудиторией, а покупатели картин - доступ к большому ассортименту недорогих картин.


Лиза Савина, куратор, арт-дилер, бывший галерист:

Такие аукционы очень полезны. У них всегда хороший оборот: там продается порядка 99% лотов потому, что цена адекватна возможностям потенциального покупателя. Я знаю Егора давно. Эта история началась, чтобы разгрузить мастерские и позволить людям, которые любят искусство, покупать его за небольшие деньги. Мы тоже давали туда какие-то лоты.

Но этот аукцион нельзя рассматривать как историю рынка, это дружеские коммуникации, механизм поддержки художников. Это история про друзей.



Сергей Бурмистров, глава аукционного дома Литфонд:

Я уже несколько раз сталкивался в Facebook с этой группой. Однажды попытался понять, как это работает, и принять участие, но, к сожалению, не понял. Но в целом, такое количество подписчиков и такой оборот, безусловно, заслуживает уважения, учитывая, что это интернет-проект. С моей точки зрения, любой проект, который помогает людям приобретать искусство, а художникам зарабатывать, заслуживает уважения.



А: Вам лично нравятся те работы, которые выставляются для продажи в вашей группе?

ЕБ: Мы стараемся не ориентироваться на свой вкус. Часто работы которые лично мне очень нравятся, своего покупателя не находят, а те, которые на первый взгляд «никогда не продадутся», вдруг вызывают интерес и уходят по хорошей цене. Так что банальная истина что «на вкус и цвет товарища нет» тут работает на все сто. У нас нет советского выставкома и даже профессионального эксперта, мы ориентируемся только на здравый смысл и накопленный опыт.

На фото: работы Анастасии Илюшиной, Марии Князевой, Кирилла Стрюкова ©


А: Какой процент работ обычно отсеиваете на стадии модерации?

ЕБ: В торги уходит более половины присылаемых в группу работ. Наверное, каждый художник, чья работа не прошла модерацию, считает себя задетым. Это понятно: творец всегда вкладывает частичку души в свою работу и желает быть услышанным и востребованным. Но отказывать в публикации не самое любимое наше занятие, стараемся все-таки давать шанс даже молодым и начинающим авторам.


А: Но иногда все же ощущаете себя «стражем у ворот» искусства?

ЕБ: Миссию повышения художественного уровня мы на себя не берем. С этим хорошо справляются музеи и другие институции, которые для этого созданы.


А: Цены на работы на аукционе, действительно, чрезвычайно дружеские. Старт многих лотов начинается с 1 рубля. Хорошую работу, если повезет, можно купить и за 1 000 рублей. Вам художников не жалко?

ЕБ: Мы художников призываем ставить минимальную цену, за которую они готовы продать свою картину. Когда видишь, что автор новый и картина хорошая, а цена - очень низкая и мало ставок, сердце кровью обливается. Сколько раз не мог устоять, сам делал ставки и выкупал такие работы.

Но вообще, важно, чтобы художник, назначая «дружескую цену», понимал, что это вложения в рекламу. У нас в группе - тысячи потенциальных покупателей. Есть немало историй, когда покупатели из группы делали большие заказы художникам, кого-то заметили галеристы и предложили выставки или выгодное сотрудничество. Историй подобных много. Это награда за смелость автора выставить свою работу по действительно «дружеской цене».


Мгер Чатинян, художник, Ереван:

Это очень полезный проект для художников. Тут выставляются разные работы на разный вкус, и это хорошо. Благодаря организаторам, аукцион проходит демократично. Лично для меня этот проект сыграл важную роль и в моральном и в финансовом плане. И, кстати, благодаря завязавшимся на аукционе контактам , я смог провести две персональные выставки в Москве.

Евгений Маслов, художник, Бийск:

На протяжении двух лет аукцион был единственным источником дохода для меня. Я продал здесь более восьмидесяти работ. Нескольких друзей художников сюда привёл за ручку.


Алексей Шалаев, художник, арт-менеджер, Москва:

Я сам ради эксперимента продал на этом аукционе одну маленькую работу. Но сейчас продолжать продавать через группу не вижу смысла - слишком низкая ценовая планка.

Зато я там купил небольшие картины известных мастеров (я лично знаком с этими художниками и знаю настоящую цену их работам). Мне сложно сделать вывод о влиянии этого аукциона на рынок, но феномен популярности онлайн-аукционов замечен серьезными игроками арт-рынка. У аукциона есть своя аудитория, это массовый покупатель картин для интерьера и для подарков. Эта аудитория пришла с уличного вернисажа, теперь покупать стало проще и выбор больше. Возможно, со временем авторитет этого аукциона сможет вырасти, а вместе с ним и цены продаж.

Пока среди продающих на этом аукционе преобладают художники из регионов, и это закономерно, для них это хорошая возможность поправить своё материальное положение. Для тех, кто продаёт картины через популярные столичные офлайн- и онлайн галереи, эта площадка, мягко говоря, малоинтересна.


А: Часто слышите упреки, что обесцениваете искусство, создавая условия для нещадного демпинга?

ЕБ: Самую адекватную оценку нам дал знаменитый художник Олег Хвостов: «Это за гранью добра и зла». Так и есть. И мы органично существуем в текущем моменте и делаем ровно то, что востребовано. Если кто-то видит в этом демпинг, то это его право, можно что угодно в чем угодно увидеть, если очень хочется найти причину вовне. Мы как Митьки - «никого не хотим победить».

На фото: работы Евгения Маслова, Евгения Солодкого, Lyutcia Ovchinini ©


А: Были случаи, когда художник отказывался продавать работу за ту цену, которая сложилась в ходе торгов?

ЕБ: Да, такие истории случаются, и это печальные истории, потому что с такими авторами нам приходится расставаться навсегда.


А: Покупатель искусства – это его вкус, эстетический опыт, «насмотренность», и, конечно, бюджет. Кто, по-вашему, тот человек, который покупает живопись и графику на ваших аукционах? ЕБ: По статистике, большинство активных участников нашей группы – женщины, и это понятно: кому, как не прекрасной половине человечества, любить визуальное искусство. Несмотря на это, покупателей в процентном соотношении все-таки больше мужчин – для совершения покупки нужна некоторая решимость. Когда в человеке гармонично сочетаются эти два качества, он или она становится постоянным покупателем картин.


Георгий Калужский, коллекционер, Москва:

Здесь очень много достойных авторов. Для меня это практически единственный из интернет-ресурсов по продаже искусства. Почти половину того, что я вообще покупаю, я приобретаю именно на этом аукционе.

Илья Вавилов, арт-дилер, коллекционер, художник: Это одна из наиболее профессиональных площадок, которая отражает реальную ситуацию на арт-рынке.



А: Мы наблюдали однажды, как цена на одну из работ поднялась за короткое время с 1 рубля до 130 тыс. Часто ли в вашем аукционе сражаются игроманы, для которых важны азарт и борьба, а не конкретное произведение и художник?

ЕБ: Да конечно, аукцион - это азарт. Многие, например, тянут до последнего, чтобы сделать ставку, а когда ставку перебивают и времени на раздумья нет, в игру вступают упрямство и азарт. И часто цена на аукционе оказывается больше, чем та, за которую картину можно было бы продать в галерее. Покупатель платит за адреналин. Это заводит, бодрит. Это отличный антистресс, лучше, чем банальный шоппинг.

На фото: работы Анны Байбаковой, Анастасии Илюшиной ©


А: Вы лично где покупаете искусство?

ЕБ: Я покупаю много и часто, как и все сотрудники нашего проекта. Но я, наверное, больше, так как слежу за другими аукционами, общаюсь с художниками, покупаю в поездках. У меня есть коллекция наивного искусства, работы многих петербургских художников, немало картин из группы, которые куплены как по «дружеской», так и по вполне нормальной цене.


© Мгер Чатинян

А: Для каждого художника, состоит ли он в Топ 100 InArt или нет, одна из важных задач – продажи работ. Продающих искусство площадок в интернет раз, два и обчёлся. Есть ли, по вашему ощущению, рост в этом сегменте?

ЕБ: Для авторов, которые живут за счет своих картин, конечно, важна цена на картины. Но главное все же - сможет ли художник найти баланс и назначить адекватную конкурентоспособную цену на свои работы. Если повезет, в игру вступают галереи или дилеры, работающие на продвижение художника, и когда все это совпадает, повышается шанс автора оказаться в топе продаж. Но это не уровень интернет-торговли, это большая работа арт-менеджеров в связке с художником, и этот рынок необъятный, готовый принять сколь угодно много игроков.

Что касается продаж в рунете, то дело не в объеме рынка или наличии покупателей, а в том, что все морально устарело: сайты самых популярных площадок созданы давно и, несмотря на постоянные улучшения дизайна или функционала, все еще находятся на уровне начала 2000-х.

Технологии и время летят намного быстрее, чем раньше, и любой, кто осилит создание современного сервиса по продаже искусства, сможет занять свою нишу на рынке. Мы готовы поддержать такой проект. И не только мы, но и весь рынок ждет таких новых профессиональных игроков.


А: Аукцион Литфонд, крупный игрок на рынке букинистики и антиквариата, активно занялся современным искусством. Его нынешняя модель – торги с 1 рубля, прием работ от всех желающих – похожа на вашу. Как оцениваете этот шаг большого аукционного дома?

ЕБ: Ничего нового Литфонд, конечно, не придумал. На западе такие аукционы в каждом городе есть и не по одному. Когда-то я выступал в качестве посредника и отправлял работы русских художников в США для продажи на подобных антикварно-художественных аукционах. Такая торговля динамична, развивает рынок, расширяет круг покупателей. А уровень работ сложится естественным путем. Удачи им!


А: А вы в реальную жизнь не собираетесь выходить?

ЕБ: Получается так, что мы все время выходим не только за рамки интернета, но и за рамки собственно бизнеса. Наш проект есть в реальной жизни, виртуальная часть – только вершина айсберга. Столько всего происходит вне интернета: огромная работа администраторов, переписка, пересылка, встречи с художниками и покупателями! Это занимает много сил и времени и очень тесно связано с реальной жизнью каждого участника. Реальней некуда.

Команда аукциона "Картины по дружеским ценам": Александра Купцова, Ирина Русова, Ольга Виноградова, Александр Боронин

Но еще более реально другое. Есть люди, в том числе художники, которым нужна помощь. Есть те, кто остался без крова, кто-то болеет или испытывает другие, выпавшие на его долю страдания. И мы чувствуем социальную ответственность, хотим оказать помощь и поддержку по мере сил.

Так что, в ближайших планах - найти эффективную форму сотрудничества с благотворительными фондами, выходящую за рамки простого перечисления средств. К сожалению, формат благотворительных аукционов не имел существенного успеха. И сейчас мы ищем другие способы дать художникам удобный инструмент для оказания помощи нуждающимся, а покупателям - информацию о возможности стать благотворителями.



Оксана Царевская


Фото участвовавших в аукционах работ предоставлены командой проекта "Картины по дружеским ценам".

#artcultivator #арткультиватор #егорбаев #картиныподружескимценам

#facebook #аукцион #аукционискусства #продажаискусства #артблог #артжурналистика #артрынок #рынокискусства #тренды


© 2018 artcultivator

  • Vkontakte - Белый круг
  • Facebook - Белый круг
  • Instagram - Белый круг