• artcultivator

Анастасия Кузнецова-Руф: "Я невозможно счастливый человек"

Царственный осетр в тесном аквариуме, слегка задумчивый – в окружении столовых приборов и других, не таких крупных, но, кажется, более счастливых рыб… Нагая и уверенная женщина – то ли руль крутит, то ли вентиль газопровода, то ли земную ось… Всполохи салюта – где-то там, в центре Москвы или Вселенной, куда не добраться, но можно заглянуть, вооружившись 30-кратным биноклем...

На Винзаводе в галерее Файн Арт открылась выставка Анастасии Кузнецовой-Руф «От праздника до праздника». Оксана Царевская побеседовала с художником о невозможном счастье, рейтингах, коллекционерах, творческом озарении и силе «волшебного пенделя».

Анастасия Кузнецова-Руф. Глазок.

Оксана Царевская: Признаваться в своем абсолютном счастье как-то не принято. Кто-то просто не поверит, а кто-то позавидует. Не страшно?

Анастасия Кузнецова-Руф: Немного... Но это правда. Мне, действительно, в жизни очень везет. У меня любящий муж – крутой художник, ребенок сказочный, родители выдающиеся. У меня есть мастерская, я – востребованный художник, сотрудничаю с одной из лучших российских галерей. В общем, не жизнь, а сплошной праздник!

ОЦ: А выставка между тем называется от «От праздника до праздника». Существуют все-таки промежутки? Или это про других?

АКР: Это «наблюденная композиция», как говорили у нас в лицее. У меня много друзей, приятелей и просто знакомых, чья жизнь укладывается в схему «от праздника до праздника». Роль этих реперных точек исполняет или долгожданный отпуск, или пятничный загул, или уикенд за городом. Я вижу, что многим нужно придумать себе «морковку», чтобы «добедовать», пережить череду будней.


ОЦ: В отличие от многих 35-летних художников, у тебя солидная аукционная история на Vladey, ты входишь в рейтинг InART. Следишь за своими «акциями» на рынке?

АКР: Я спокойно к этому отношусь. Входим в рейтинг – отлично! Не входим – переживем!.. Если серьезно, я понимаю, что и рейтинг, и аукционная история важны не для меня, а для «персоны». Одно из значений этого латинского слова – маска. Так что, приходится это все учитывать.

ОЦ: Долго пришлось обивать пороги российских галерей, чтобы, наконец, обратили внимание?

АКР: Вот опять говорю – я же счастливая! Меня все сами находят. Лет 10 назад, была сборная выставка в Московском музее современного искусства, первая после моего декрета. И там меня увидела Ирина Филатова, куратор Файн Арт. Я помню, звонят мои ошарашенные друзья: «Поздравляем, первые две картинки нарисовала, и уже ведущая галерея тобой заинтересовалась».


ОЦ: Помимо наших галеристов, тобой занимаются еще шведские, швейцарские и латышские. Где все же русскому художнику лучше?

АКР: Должна признаться: лучше там, где евро. Но самое главное – за рубежом другое отношение к искусству. В Швеции, например, в каждом доме среднего достатка, как правило, предусмотрено помещение для искусства. Не спальня, не кухня, не гостиная как у нас, а отдельная комната, где висят картины. Прелесть что такое! Но комфортнее мне, конечно, здесь. Я помню, когда начала работать с Файн Арт, не могла нарадоваться: один час - и картинки уже в галерее, не нужно упаковывать, тратить время на оформление, таможню, отправку …

ОЦ: На одной из твоих работ холеная женская рука уверенно вырезает из «Пословиц» Брейгеля упитанного котика с бубенцом. Она называется «Коллекционер». Это собирательный образ российского коллекционера?

АКР: Скорее, это шутка. Я сделала эту работу для выставки в Новом Манеже. Тогда в Правительстве Москвы посетовали, что современное искусство страшно далеко от народа, и предложили показать что-нибудь понятное. Остроумные галеристы Риджины и Vladey справедливо рассудили, что нет ничего понятнее и популярнее котиков. Выставку так и назвали «Котики в Манеже». В ней приняли участие многие известные российские художники, получилось весело.

Анастасия Кузнецова-Руф. Царь-рыба.

ОЦ: То, что ты делаешь, интересует собирателей современного искусства по обе стороны российской границы. Получается, в твоих картинах есть универсальные культурные коды, которые считываются и здесь и там. В чем причина, как думаешь?

АКР: Мне кажется, все дело в том, что я не рассталась с академической школой, не увильнула в сторону, не ушла ни в какие левацкие завихрения. У меня «все по чесноку» - что думаю, то и пою, выкладываюсь по полной. Я на картинку трачу не меньше месяца, а так мало кто работает. Хотя, быть может, это и не очень удобно для галеристов…

Анастасия Кузнецова-Руф. После праздника.

ОЦ: У тебя есть пронзительная работа: всю поверхность холста занимает скатерть со следами прошедшего праздника. Скатерть собирает пожилая женщина, но видны только ее руки. Этот образ – наблюдение? Или сначала появилась идея про вчерашний день, про то, что все кончается, а потом ты нашла ее художественную трактовку?

АКР: Картина так и называется «Вчерашний день». А что было в начале – не знаю. Вообще, природа вдохновения, творческого озарения - это самая большая тайна для меня. Я пыталась препарировать ее: и Черниговскую слушала, и Бехтереву читала. Но это как пасхальный огонь – я не знаю, как он сходит, и могу только молиться, чтобы он был.


ОЦ: Твой муж Иван Коршунов - успешный художник, да еще кандидат искусствоведения. Как уживаются два творческих человека?

АКР: Легко! Мы знаем друг друга 22 года, с лицея. И спасибо нашим учителям, которые дали очень простое, но важное правило – рядом нужен человек, который может говорить правду. Это вообще очень полезно – «отключить» родного человека и «включить» резкого критика – чтоб ногой под дых, а на ботинке металлический наконечник… У нас иногда звучат суровые диагнозы: «забудь, это полная чушь», «да ты эти вещи в школе лучше рисовала», «фу, клюква»… И, согласись, тогда особую ценность приобретают другие слова: «слушай, это новый уровень» или «ты гений!».

ОЦ: А куратор галереи так же подбадривает?

АКР: Инструментарий моего куратора более гуманный. Выставка готовится обычно больше года. Когда рождается идея, я делаю несколько эскизов, показываю. И, признаться, чаще все-таки слышу: «Молодец! Действуй». Но, при длительных паузах в работе бывает полезен «волшебный пендель» от галереи… Это приводит в чувство!

Вообще, я прекрасно понимаю, насколько мне повезло. Марина Образцова и Ирина Филатова создали Файн Арт 25 лет назад, и не только продержались, не ушли в параллельные бизнесы, но и сделали галерею одной из лучших институций, которые занимаются в России современным искусством. У меня как у художника, здесь, между прочим, отличная компания - Зураб Церетели, Александр Виноградов и Владимир Дубосарский, Валерий Кошляков и многие другие музейные авторы.


ОЦ: Умберто Эко одним из первых обратил внимание на такую особенность современного искусства как открытость. Произведения обладают бесконечными возможностями для трактовок, а зритель, читатель или слушатель, становится субъектом этого произведения и фактически его соавтором. Ты же свои работы охотно комментируешь, а для этой выставки вы с куратором даже аудиогид придумали. Боишься, что не так поймут?

АКР: Действительно, многие художники считают, что не нужно ничего объяснять, что это литературщина, что зритель сам должен догадаться. Наверное, то, что я делаю, можно назвать экспликационизмом. Мне, и правда, важно еще и в тексте сформулировать свою мысль. Но это совершенно не исключает возможностей сотворчества. Надеюсь, мои работы достаточно многослойны, и смыслов в них хватит на всех моих зрителей-соавторов.


Оксана Царевская для Artcultivator.ru и Artuzel.com


Выставка "От праздника до праздника" в галерее Файн Арт до 20 мая!

#арткультиватор #artcultivator #асякузнецоваруф #файнарт #царевская #выставкимосквы #винзавод #современноеискусство #отпраздникадопраздника



© 2018 artcultivator

  • Vkontakte - Белый круг
  • Facebook - Белый круг
  • Instagram - Белый круг